Категории






Пьяную девочку имеют по очереди порно


29 июн. г. - идя на работу, пытаюсь не замечать пьяных бомжей разлегшихся во . но слишком тесные эти очереди за принцами на белом коне, за принцессами . найти простую девочку, ведь в женщинах первого сорта слишком .. шутка на самом деле это сочатся в атмосферу тонны детского порно.

Его все так зовут, как Чарли, Пеле Пошли, а то он имеет обыкновение Помню, несколько человек с чемоданами и сумками ожидали своей очереди за лет спустя суждено было произвести на свет девочку, которую назвали В пьяном экстазе они прогнали его по берегу около двух километров и.

26 апр. г. - ДАВКА ПРИ РАЗДАЧЕ ЕДЫ, ТАМ СЛЫШНЫ АВТОМАТНЫЕ ОЧЕРЕДИ @ ПОРНО ЗАКОНЧИЛОСЬ @ БУДУЩЕГО РЕБЕНКА) ДА ДА, Я БЕРЕМЕННА УЖЕ 3 НЕДЕЛИ! Я ХОТЕЛА ТЕБЕ ВЫНЕСТИ КУРТКУ, НО ЗАБЫЛА, КАК ЗАМОК ОТКРЫВАЕТСЯ)) ДУРА ТАКАЯ) ДА И ПЬЯНАЯ БЫЛА.

Я сам себе отец, выхожу в парадную. Поток сознания до конформизма округлите Свейте в голове гнездо вавилона Жизнь течет и меняется памятуя о гераклите Прямиком под землю из материнского лона. Мы все стругаем новых буратин.

Пьяную девочку имеют по очереди порно

Роад муви мысли падают на жернова, тонут в вязкой слизи воспоминаний каждый автор своей жизни уже новатор в одиссее любых начинаний он как сценарист и актер идеален на его сетчатку снимает внутренний вуди аллен влажные перипетии субъективной драмы, изношенной, как улыбка администратора в общепите как кеды хипстера, что каждое утро уезжает в питер внутренний феллини как свидетель того, что вы спите, он ждет своего часа, чтобы пустить титры, улыбнуться, сказать шалом, сказать, что все проходит вот и это прошло, поделиться тем как трудно быть богом как это неловко, иногда стыдно, столько работы и конца этому не видно ведь время это продолжение памяти, тех, кто мнит себя чужими в природном орнаменте.

Работа скорби Меня с детства заставляли смотреть под ноги Так я учился тому что земля жестока Но никто не спросил хотел ли я покидать истоки Чтобы после всю жизнь бояться туда вернуться Если нет никого под деревом бодхи То кто этот грустный школьник распятый на своем ранце Расскажите же ему о квантовом танце Пусть уснувший за партой пацан Услышит что этот мир только лишь шутка творца Пусть в зверином оскале соседских дворов Прояснится что даже страдания это в конечном счете любовь Не важно богат ты или обнищал, Ведь не человек, а его смерть мера всем вещам Этими словами молчал Роджер Уотерс, Склонившись над могилой отца быть может Пока сияет с экранов улыбка жевачки орбит Внутри идет непрерывная работа скорби.

Я еще вчера, казалось, был один, А сегодня нас целое семейство.

Пьяную девочку имеют по очереди порно

Если долго глядеть в бездну, она ответит тем же. Но при мысли об этом мы, к счастью - или увы - Разве что от смеху надорвем живот. Вавилон встречает на выходе из подъезда, Знакомит с мироустройством заМКАДного уезда, Но однажды все обнаружат, Что нет ничего, что было бы снаружи, Закопают оружие и первый раз выдохнут и улыбнутся, а пока

И, как в зеркало заглянувший Тарковский, Я всмотрюсь в мир и увижу там только себя. Или то летящий к огню мотылек за мгновение до пустоты видит сон будто бы он парящий от цветка к цветку махаон или куда проще сидящий на песке, прокладывающий наощупь дорогу к самому себе Карл Юнг, и когда ты юн еще прельщает игра в жертву капитализма или другой системы и всегда можно сказать ты не с теми идешь рука об руку, настукивая марш мендельсона каблуками на мостовой.

За пределами границ музыка капает в уши Это полузабытая любовь дает о себе знать по второму разу Есть молчание, которое никто никогда не нарушит, Даже полиция мыслей и прочий тоталитарный маразм.

И ведь по факту ближе тебя даже Саяны, Пиренеи и прочие точки над уровнем моря. Слепая череда борьбы и принятия, Федя бредет на ощупь и босиком, Потихоньку понимая, что его жизнь - ситком, который не продлят на второй сезон, и набита битком дерьмом и вчерашними трюизмами о нелюбви к отчизне, сызнова надеваешь на левую ногу правый носок и вытирая пот со лба понимаешь, что нет никакой разницы, жив ты или мертв с точки зрения вечности.

Одиночество, будучи, роковым толкает под венец как на эшафот. Сам себе сын, шнурую ботинки одной левой. Инсайт уже не станет прежним струганный буратино когда поймет однажды, что смерть это необратимо выйдя из дома, его осенит на проезжей части где он случайно распластается перед колесами автомобиля придавленный пятничным счастьем и бутылкой пива так и проводит вокруг пальца жизнь свою буратино наблюдая, как ребяческому удивлению приходит на смену рутина рано или поздно и он выкупит свои билеты на второй акт марлезонского балета и вдруг обнаружит, что хеппи энд придумали в голливуде в том же цехе, где вышел на свет микки маус и дятел вуди и как в деревянную голову умещалось столько прыти, чтобы каждое утро заново быть и выходить из дома, менять местоположение мира относительно собственных ног, ежедневное мужество неприметное даже взгляду своего владельца, повторение подвига ждет каждого младенца, а я люблю смотреть как умирают дети, до того как сделают первый осмысленный выбор, между темным и светлым, очищенным и нефильтрованным, и краешком сознания ощутят его цену.

Мы идем по односторонней полосе.

Простоквашино выпав из гнезда тянет навестить родные пенаты но их давно поглотил танатос деревья в старом дворике высятся памятниками об ушедшем и кто этот мальчик нашедший на ощупь морщины мозолистой пятерней пропустивший момент когда мир в восприятии данный ему стал тюрьмой момент, когда встречая затертый каждодневностью полдник он перестал шептать себе, что эмпатия это подвиг и в водах стикса плещутся игрушки, прибитые к потолку зато в полку офис менеджеров прибыло отставить перекур да максимизируй прибыли отряд солдатиков еще барахтается в коробке, они и знать не знают, что наш век короткий, ведь пластмасса внутри равна пластмассе на поверхности на этом и держится их клятва верности не их обладателю, а скорее вечности я обязательно найду вас, но мне вряд ли доверят идти вперед со знаменем ведь мусоропровод плотно подключен к моему сознанию через него Дима Киселев учит патриотизму, еби землю, говорит он, пока та не остынет, голос здравого смысла здесь как глас вопиющего в пустыне.

Мы идем по односторонней полосе. Ибо между людьми расстоянье Мерится совместно прожитым горем.

Раз на любви как на войне, то уместно было, чтоб венчал нас с тобой капеллан Статный и в кителе Искомое стыдно просыпаться утром, наполнять собой помещение, работа, стрельба по мишеням на вылет, так переходят на вы с самим собой, отдаляются от естества как от земли отдаляются птицы все это подготовка, жизнь через ее репетицию, хитрая подмена, чтобы страх не заявил о себе как чертик из табакерки, для этого раскиданы по оптимизму все перки, есть работа, смартфон, номера телефонов и пачка гандонов, джентельменский набор для выживания в условиях всемирного инфопотопа, я подобно пандоре из любопытства заглянул внутрь себя, и увидел ростки всех потенциальных увечий, неужели такой порядок вещей незыблем и вечен, по окончании банкета неужели найдется тот кто потребует его продолжения, старик шопенгауэр все ходит с пачкой анкет по кладбищам научным методом доказывая, то что подростки давно приняли за аксиому.

Вавилон встречает на выходе из подъезда, Знакомит с мироустройством заМКАДного уезда, Но однажды все обнаружат, Что нет ничего, что было бы снаружи, Закопают оружие и первый раз выдохнут и улыбнутся, а пока Ласковый фашизм дни текут на правах рекламы пиздеца им невдомек что пиздец не нуждается в рекламе его наличие и так постулирует базовый регламент что вступает в действие после разрыва пуповины и кто повинен в том что мир таков что шестерня эволюции не освобождате от оков, и каждый божий день парад мудаков проходит мимо твоего окна и ты машешь себе из толпы покуда не превратишься в пыль и даже полки в ашане смотрят на тебя с укоризной сообщая о том, что век нигилизма вертел и тебя на хую, весь твой жидкий комфорт и уют, расположился аккурат между сциллой и харибдой, скоро под бой курантов развернется новая коррида, и опять тебя затянут водоровоты бессознательных подворотен, а эпоха замороженных полуфабрикатов как всегда норовит проникнуть в душу без лубриканта, и эти фрикции мы привыкли воспринимать как должное искусство потреблять такое сложное ты станешь большим и сильным, падаван консюмеризма а пока давай, смирись, с тем что за каждым желанием неизменно следует новое.

Максим Поташов, помнишь ты был еще патлатым Потом подстригся, потом опять оброс. И в душах амбициозных школьников уже ждёт своего часа Раскольников.

За пределами границ музыка капает в уши Это полузабытая любовь дает о себе знать по второму разу Есть молчание, которое никто никогда не нарушит, Даже полиция мыслей и прочий тоталитарный маразм. Поток сознания до конформизма округлите Свейте в голове гнездо вавилона Жизнь течет и меняется памятуя о гераклите Прямиком под землю из материнского лона.

Ласковый фашизм дни текут на правах рекламы пиздеца им невдомек что пиздец не нуждается в рекламе его наличие и так постулирует базовый регламент что вступает в действие после разрыва пуповины и кто повинен в том что мир таков что шестерня эволюции не освобождате от оков, и каждый божий день парад мудаков проходит мимо твоего окна и ты машешь себе из толпы покуда не превратишься в пыль и даже полки в ашане смотрят на тебя с укоризной сообщая о том, что век нигилизма вертел и тебя на хую, весь твой жидкий комфорт и уют, расположился аккурат между сциллой и харибдой, скоро под бой курантов развернется новая коррида, и опять тебя затянут водоровоты бессознательных подворотен, а эпоха замороженных полуфабрикатов как всегда норовит проникнуть в душу без лубриканта, и эти фрикции мы привыкли воспринимать как должное искусство потреблять такое сложное ты станешь большим и сильным, падаван консюмеризма а пока давай, смирись, с тем что за каждым желанием неизменно следует новое.

И в душах амбициозных школьников уже ждёт своего часа Раскольников. Я еще вчера, казалось, был один, А сегодня нас целое семейство. Простоквашино выпав из гнезда тянет навестить родные пенаты но их давно поглотил танатос деревья в старом дворике высятся памятниками об ушедшем и кто этот мальчик нашедший на ощупь морщины мозолистой пятерней пропустивший момент когда мир в восприятии данный ему стал тюрьмой момент, когда встречая затертый каждодневностью полдник он перестал шептать себе, что эмпатия это подвиг и в водах стикса плещутся игрушки, прибитые к потолку зато в полку офис менеджеров прибыло отставить перекур да максимизируй прибыли отряд солдатиков еще барахтается в коробке, они и знать не знают, что наш век короткий, ведь пластмасса внутри равна пластмассе на поверхности на этом и держится их клятва верности не их обладателю, а скорее вечности я обязательно найду вас, но мне вряд ли доверят идти вперед со знаменем ведь мусоропровод плотно подключен к моему сознанию через него Дима Киселев учит патриотизму, еби землю, говорит он, пока та не остынет, голос здравого смысла здесь как глас вопиющего в пустыне.

Диллемма зерен и плевел осталась за бортом.

Совместно нажитым счастьем, совместно выскученной тоской, что делит ее пополам. Раз на любви как на войне, то уместно было, чтоб венчал нас с тобой капеллан Статный и в кителе Никаких границ Я мог бы как олежа газманов сплясать вам Цирковым номером изогнуться или сдавшись удариться о земь А после мышкой по монитору жадно елозить Плеснув в чай еще бабушкиного бальзама Вокруг столько наливных персонажей бальзака И всем стоять среди них, свою инаковость имитируя Будто мир фантомная боль умирающего бога Так пробубнил заратустра с высоты холма глядя на чаяния о сверхчеловеке А мы все начисто в своей одинокости закупорены как послание в бутылке из фильмов про корабли и пиратов В одной экзистенции как в пробирке выращен и шут и император Но только одному из них открылась комедия мироздания Я тебя уверяю мы раздавим еще По охоте крепкой на обочине милки вэя И глядя на звезд нескончаемый веер Стесняясь назовем созвездие в честь курта кобейна и никому не расскажем Об этом маленьком безумии, в камере хранения спрячем его под ключ, пусть все снобы плюются исходят на желчь, Но наша река жизни продолжит течь.

Ибо между людьми расстоянье Мерится совместно прожитым горем. Максим Поташов, помнишь ты был еще патлатым Потом подстригся, потом опять оброс. Жан Вальжан Не торопитесь стоять гранитным изваянием, статуей самим себе в полный рост Так, однажды выбежав с мокрой головой на мороз, Без шапки без шарфа и без планов на отпуск Потерянного поколения ошалелый отпрыск Впервые вдохнет воздух без инфантильных примесей Оставив позади весь ребяческий вымысел И жизнь станет неотличимой от сорокинской нормы И по содержанию и по форме Здравствуйте девятнадцать лет каторги в офисных казематах За корку хлеба и право не чувствовать отвержения Прозябая На костях великих свершений цивилизации, что приходящим склонилась над хаосом вечного я как жан вальжан готов раскаяться от сострадания первого встречного Проиграть эту гонку и поражению быть признательным рассмеявшись в лицо русской грусти из коллективного бессознательного.

Если долго глядеть в бездну, она ответит тем же. Одиночество, будучи, роковым толкает под венец как на эшафот. Раз на любви как на войне, то уместно было, чтоб венчал нас с тобой капеллан Статный и в кителе Switch to English sign up.

Аксиома чем докажешь что ты есть в этом мире, где ничего не следует за оргазмом где много разных способов убежать от внутреннего безумия где в сумме я не дороже палки докторской колбасы завтра друг детства придет ко мне домой и обоссыт мой болевой порог, пометит территорию доказывая, что человек человеку волк чем докажешь, что ты есть в этом мире, где ходят на полусогнутых, где другой - это ад и терра инкогнита где от вечных коммунальных неуплат уже не спасают эрзацы близости и суррогаты тепла.

Мы идем по односторонней полосе. Или то летящий к огню мотылек за мгновение до пустоты видит сон будто бы он парящий от цветка к цветку махаон или куда проще сидящий на песке, прокладывающий наощупь дорогу к самому себе Карл Юнг, и когда ты юн еще прельщает игра в жертву капитализма или другой системы и всегда можно сказать ты не с теми идешь рука об руку, настукивая марш мендельсона каблуками на мостовой.

История человечества - это история раскаяния.

Наша близость что с годами становится все ясней - Это близость ноги и пиявки. Только вчера, казалось, умер Брежнев, А я уже изрядно полысел Да и ты не та, что была прежде. Пролог хотел бы я просыпаться в халупе у моря под полет валькирий и вместо горячего кофе наливать дайкири, как это делал бы дядя хемингуэй найти простую девочку, ведь в женщинах первого сорта слишком много от натюрморта, слишком много статики, и, кстати, как бы забыть, что необходимое условие мечты это ее несбыточность, и мы точно дети заплутавшие в детских садах как в камерах пыточных, но кто с младых лет познал дао уебанства, напрочь лишен высокомерия и чванства, но его вес теперь превышает грузоподъемность любого социального лифта, помещения, где цена успеха написана восьмым шрифтом, помещения, где можно застрять до самой пенсии, встань с кровати, оденься, теперь ты герой труда, нацепи значок, нет не к пиджаку, не туда, а прямо на голое тело, поздравляю, ты даже сейчас не сидишь без дела, а идешь вникуда превознемогая боль.

Профессор кислых щей надел на работу разные носки. ЧГК Ты такой важный, в пиджаке сидишь, Федор Двинятин А помнишь как мечтал, чтобы освободили от занятий Физкультурой, танцами, шахматами, жизнью - накрайняк, волчок крутится, напоминая о том, что стабильность - это хуйня, выдумка безумных политтехнологов времен цицерона, забудь об этом Федя, нет верховного Саурона, ты это понял однажды и обомлел, мы приняли решение, отвечает Федор Двинятин за свою жизнь отвечает только Федор Двинятин.

И, как в зеркало заглянувший Тарковский, Я всмотрюсь в мир и увижу там только себя.

Я есть "Я есть", говорит Карл Юнг, на берегу слоновой кости возводя песочные замки. И не важно где ты и с кем - сколько горестной правды в этом лае Щенка на госпожу брик. Житие пацана Дамокловым мечом нависают потолки, Незамысловатая этика: Жизнь, увы, ни чему не учит, Но берет за уроки плату.

Жан Вальжан Не торопитесь стоять гранитным изваянием, статуей самим себе в полный рост Так, однажды выбежав с мокрой головой на мороз, Без шапки без шарфа и без планов на отпуск Потерянного поколения ошалелый отпрыск Впервые вдохнет воздух без инфантильных примесей Оставив позади весь ребяческий вымысел И жизнь станет неотличимой от сорокинской нормы И по содержанию и по форме Здравствуйте девятнадцать лет каторги в офисных казематах За корку хлеба и право не чувствовать отвержения Прозябая На костях великих свершений цивилизации, что приходящим склонилась над хаосом вечного я как жан вальжан готов раскаяться от сострадания первого встречного Проиграть эту гонку и поражению быть признательным рассмеявшись в лицо русской грусти из коллективного бессознательного.

Аксиома чем докажешь что ты есть в этом мире, где ничего не следует за оргазмом где много разных способов убежать от внутреннего безумия где в сумме я не дороже палки докторской колбасы завтра друг детства придет ко мне домой и обоссыт мой болевой порог, пометит территорию доказывая, что человек человеку волк чем докажешь, что ты есть в этом мире, где ходят на полусогнутых, где другой - это ад и терра инкогнита где от вечных коммунальных неуплат уже не спасают эрзацы близости и суррогаты тепла.

Роад муви мысли падают на жернова, тонут в вязкой слизи воспоминаний каждый автор своей жизни уже новатор в одиссее любых начинаний он как сценарист и актер идеален на его сетчатку снимает внутренний вуди аллен влажные перипетии субъективной драмы, изношенной, как улыбка администратора в общепите как кеды хипстера, что каждое утро уезжает в питер внутренний феллини как свидетель того, что вы спите, он ждет своего часа, чтобы пустить титры, улыбнуться, сказать шалом, сказать, что все проходит вот и это прошло, поделиться тем как трудно быть богом как это неловко, иногда стыдно, столько работы и конца этому не видно ведь время это продолжение памяти, тех, кто мнит себя чужими в природном орнаменте.



Порно русских за 60 лет
Итальянские фильмы порно смотреть бесплатно
Секс девушка зверь
Русские сексуальные зрелые женщины в порно бесплатно
Секс в военных фильмах
Читать далее...